Министерство здравоохранения
Самарской области


Поиск лекарств в наличии в аптеках г. Самары


Электронная регистратура

 


Методическая копилка

Новое имя старой беды

 

Сегодня на высшем государственном уровне обсуждается возможность обязательного тестирования всех школьников и студентов на наличие в крови наркотических веществ. По мнению многих, это позволит взять ситуацию под жесткий контроль. Своими соображениями по этому поводу поделился профессор кафедры психологии Самарского государственного университета Константин Лисецкий.

- На Ваш взгляд, поможет ли тестирование выявить среди молодежи наркоманов «со стажем» и предотвратить развитие наркомании у начинающих?

- Тесты сами по себе нужны, но поголовные проверки не дадут тех результатов, на которые рассчитывает антинаркотическая служба. Во-первых, тест можно обмануть. Я не буду рассказывать как. Но очень многие подростки умеют это делать и делятся опытом с другими. Во-вторых, если проводить тест лишь раз в год – а это в масштабе страны уже огромные деньги, – то мы узнаем картину одного дня в году в лучшем случае. За неделю до теста наркоман прекратит прием, а на следующее утро начнет снова колоться или принимать таблетки. Эффективность этого мероприятия будет мизерной. Хотя, с другой стороны, тестирование помогло бы снизить некоторую общую напряженность и подозрительность в отношении подростков, успокоило бы родителей, которые различные проблемы в поведении своего недоросля безосновательно приписывают действию наркотика.

- Какова, по Вашему мнению, сегодня реальная обстановка с распространением наркомании в молодежной среде?

- Думаю, ситуация серьезно ухудшилась за последние пять-шесть лет. Первый вал наркомании, захлестнувший страну, пришелся на конец 90-х. Большинство родителей не были к этому готовы. Они не понимали признаков наркомании и зачастую узнавали о сформировавшейся зависимости у своего ребенка, только когда тот начинал воровать из дома вещи и деньги. А сами дети еще не знали, что через несколько лет они начнут умирать. Потом на разных уровнях, в том числе и на государственном, было сделано несколько важных вещей. Возникли различные государственные программы, само общество вооружилось, мобилизовалось, появились общины, стала развиваться психологическая служба, открылись центры взаимопомощи типа «12 шагов» и т.д. Во всяком случае, валовой рост наркомании был остановлен. Можно сказать, что несколько лет мы имели «светлый» промежуток. Но, к сожалению, наркомания не исчезла, она эволюционировала. Теперь раскручивается новый виток, я сужу об этом в первую очередь по своим клиентам - тема наркомании среди них стала возникать чаще. И на улице мой профессиональный взгляд все чаще засекает то тут, то там зависимых людей…

- Кто эти люди и чем отличается новая волна наркомании от той, что началась в 90-е годы?

- Большинство сегодняшних наркоманов - это те, кто десять лет назад отошел от смертельной черты, но совсем от наркотиков не отказался, а перешел на лекарственные препараты, содержащие, к примеру, кодеин. Но пришло и новое поколение зависимых, употребляющих «синтетику». Как правило, это успешные молодые люди или дети обеспеченных родителей. Они работают, учатся, ведут вполне здоровый образ жизни, следят за фигурой, питанием, занимаются фитнесом и прочее, а вечером идут в клуб и «отрываются». Это новое веяние - раньше фитнес и наркотики не совмещались...

Плохо то, что разные структуры, которые борются с наркоманией, отстают от проблемы. Причем заметно, не на шаг, а сразу на десять. Появились новые синтетические наркотики, которые опасны тем, что очень быстро разрушают иммунитет. И даже зависимость от них не столь велика, как от прежних, но в результате от любого ОРВИ человек может «сгореть» за несколько дней. Они продаются не первый год, но все еще не внесены в перечень нелегальных наркотических средств. К ним относится «спайс». Люди уже умирают от передозировки, сходят с ума, разоряют своих близких, а закона против «спайса» все нет. Наркомания оказывается быстрее и гибче методов борьбы с ней. В рекламе тотально используется язык наркоманов и образная система наркотического состояния. Дети, подростки свободно слышат с экрана словечки типа «вставляет», «колбасит»…

- Означает ли это, что теперь методы предупреждения и лечения наркомании должны стать абсолютно другими?

- Совершенно точно можно сказать, что исключительно медицинская реабилитация, снятие абстинентного синдрома, так называемое промывание крови, без работы с личностью лечением не является. Наркоман, который согласился лечь в клинику, делает это не для выздоровления, а для того, чтобы снизить дозу. Наркотиков ему требуется все больше и больше, и наступает момент, когда он уже не в состоянии эту огромную дозу купить, не бросаясь с ножом на прохожих. Тогда он говорит: «Мама, полечи меня». После промывания он очень быстро берется за старое, но какое-то время может довольствоваться малым количеством. Вот и весь результат.

Критерий эффективности любого антинаркотического мероприятия очень простой – употребляет или нет? Если у зависимого после лечения наблюдается стойкая ремиссия, значит, это не фикция, а реальная помощь. Вот здесь можно использовать тесты. Западные страны раньше нас столкнулись с наркоманией, и многие методы борьбы с ней пришли к нам оттуда. Не все они у нас прижились. В частности, бесплатная раздача шприцев. Почему наркоманы используют один шприц на всю компанию и заражаются гепатитом, СПИДом и прочими болезнями? Непосвященные думают, что им просто на все наплевать, раз они наркоманы. Но тут дело в другом. Если у человека много чистых шприцов, это подсказка для милиции, ведь практически все наркоманы со стажем занимаются перепродажей. Кроме того, в среде наркоманов очень сильны веяния уголовного мира. Раз не хочешь использовать общий шприц, значит, не доверяешь, значит, ты не наш, в следующий раз тебя могут и не принять, не «угостить», когда ты на мели. В различных общинах, центрах, коммунах, где бывшие наркоманы руководят зависимыми, действительно могут вытащить человека. Но только при условии, что там есть настоящие специалисты-психологи, никогда не употреблявшие наркотики. В общине все-таки должно быть некое устойчивое ядро, которое не относится к группе риска. Известно немало случаев, когда руководители этих общин, бывшие зависимые, не выдерживали, срывались, и все кончалось полным крахом и новыми смертями. Исключение составляет программа «12 шагов», но она не стационарная – люди собираются на временное общение.

- Какие моменты должна содержать действенная профилактическая программа?

- Нельзя забывать, что наркотики для молодежи являются способом заработать. Какого рода занятость, как правило, у нас предлагают подросткам? Озеленять улицы за 2 тысячи рублей в месяц. Продажа героина или экстази приносит в десятки раз больше. Организация занятости подростков в большинстве регионов не выдерживает никакой критики. Мне скажут: экономический кризис, трудно сохранять рабочие места даже для взрослых. Но на детях экономить нельзя, наркомании как бизнесу надо создавать конкуренцию.

Что такое «Спайс»

Екатерина САПАРОВСКАЯ,
специально для ИС «ЗОЖ»
14.01.2010